05.02.2019 1328
В Запорожье прошла премьера нового фильма

Одной из самых неожидаемых среди последних премьер была, пожалуй, комедия карьеры «Начни сначала» с Дженифер Лопес. Более того, само попадание картины в кинотеатр, на первый взгляд, выглядело несколько странным и вызывало у многих смешок, на что также повлиял незамысловатый и откровенно скучный постер с главной исполнительницей. Тем менее, именно этот фильм стал одним из наиболее говорящих и актуальных, если сравнить его, например, продолжением «Крида».

Интерес к комедии, конечно, вызывает фигура Дженифер Лопес, о которой в последние годы, в лучшем случае, не упоминают, а в худшем – упоминают в шутливом ключе. При чём её имя стабильно ассоциируется с поп-сценой не лучшего качества, и многие забывают, что свою действительную кинокарьеру она начинала с участия в добротных триллерах (вспомнить те же «Поворот» с Пенном и Нолти или чуть ли не культовую «Анаконду»), среди которых заметно выделяется высоко ценимая в узких кругах «Клетка». Это уже потом Дженифер сыграет в «Свадебном переполохе», который оттеснит её от серьёзного кино. Поэтому съёмка актрисы в комедии «Начни сначала» более чем символична и становится её возвращением именно на большой экран (некоторые могли видеть Лопес в сериале «Оттенки синего»: 2016-2018).
В связи с этим фигура Дженифер Лопес становится организующим элементом в комедии и заслоняет собой самого режиссёра – Питера Сигала, больше всего известного по фильму «Управление гневом» и некоторому трепету по отношению к Адаму Сэндлеру, что уже может многих напрячь. Нельзя сказать, что Сигал имеет узнаваемый почерк, но тематически многие его фильмы объединят мотив второго шанса, отчётливо проявившийся в его предпоследней работе – «Забойном реванше» со Сталлоне и де Ниро (только там старые боксёры не «начинали заново», а «повторяли снова»).
Теперь, чтобы остановиться на тех самых говорящих моментах фильма, нужно в двух словах набросать его фабулу: Майя – зрелая женщина, работающая менеджером в гипермаркете, из-за отсутствия высшего образования (но наличия отличного опыта) не может добиться повышения; в это же время её родственники отправляют поддельное резюме в косметологическую корпорацию, куда Майю, после удачного собеседования, и принимают. Параллельно с этим в личной жизни женщины начинают происходить изменения. Бесспорно, перед нами доступное психотерапевтическое кино, так важное и полезное для современного социума, призванное компенсировать нехватку чего-то стабильного и, что важно, простого, лишённого подвоха. Тем не менее, кино обнаруживает ряд существенных и болезненных точек. В первую очередь, это усталость от образа женщины-мстителя. Майя, как и большинство героинь Лопес, представлена заложницей (подчас абсурдных) обстоятельств. Однако она не совершает по отношению к системе-обидчице какую-либо месть, по крайней мере – сознательно. Вместе с тем, её действия – куда большее насилие, чем физическая расправа героинь «Багровой мяты» или , так как проявляют скрытое насилие. Ведь руководство корпорации воспринимает Майю, как «свою». Героиня, с точки их точки зрения, — гарант стабильности системы. Однако все её действия – изначально – свидетельство разложения этой самой системы как непроницаемой (проблема такого расслоения всё острее поднимается сегодня), что для последней кажется (и оказывается) развитием. Настоящее насилие: не убрать свободно заменимый элемент из системы, а поместить в неё абсолютно чуждый под видом заменимого и затем изъять его так, чтобы она ощутила незаменимость такого элемента. При чём Майя как чужак выявляет в корпорации уже заложенные в ней «недостатки» и «излишки» и организует их вокруг себя в виде традиционной команды неудачников.

Другое дело – перезагрузилась ли в комедии после этого система (хрестоматийная шутка про большого слона, не заметившего на себе ушиб)? Хоть Майя и загадывает на день рождения, жить в мире, где жизненный опыт равен диплому, попадает она в корпорацию по принципу приоритета «вышки».
Интереса к фильму добавляет взаимоотношение между степенями возможного и невозможного. В одном из эпизодов коллега-антагонист устраивает Майе проверку на правдивость указанной в резюме биографии и задаёт вопрос о предположительно общем знакомом профессоре.

«Коллега: как там профессор Н.?
Лопес: о, это был мой любимый преподаватель!
Коллега: вообще-то, профессор Н. – она.
Лопес: ну, теперь… он.
Коллега: надо же, буквально недавно виделись… надо же!»

В итоге услышанное даже не вызывает у мужчины сомнение. С одной стороны – это то, что априори возможно, с другой – сам факт сомнения в этом осознаётся персонажем, как нанесение личной обиды уважаемому им преподавателю и нарушение его интимного пространства, что представляется недопустимым. Поэтому неоспоримая возможность смены пола профессора своеобразным образом меняет восприятие зрителя: изначально невозможное (смена пола) становится абсолютно возможным, тогда как потенциально возможное (обретение в сопернице утраченной дочери) приобретает фантастические черты.

P.S. Выделяется сцена в начале, в которой Майя делает утреннюю пробежку. Это не только известный стереотип успешного человека (или стремления к успеху), но и показатель определённой несчастности персонажа (недавний «Кадавер», хорошо известный «Стыд» с Фассбендером): счастливые не бегают?

Р.Р.S. «Я мечтаю жить в мире, в котором жизненный опыт равноценен диплому»: таковым оказывается лишь мир виртуальный (реальная виртуальность для Майи, когда племянник создаёт фейковый аккаунт Facebook).

Матвей Кащенко

Поделиться