14.11.2018 1109
Как запорожцам пережить отношения с психически нестабильными партнерами — опыт переживших

Люди, которые хоть раз имели серьезные отношения, знают, как непросто сделать их долгосрочными и счастливыми. «Постройку» отношений всегда усложняют трудности, которые возникают в жизни одного из партнеров.

«НовостнОЙ!» покажет истории людей, чьи партнеры боролись с психическими расстройствами, и то, как сохранить отношения и прежние чувства, не забыв о себе.

Лариса, 35 лет

Наша история с мужем начиналась как у многих, это был студенческий роман. Когда уже заканчивали университет, то поженились, а через два года у нас родилась дочь.

После рождения ребенка у него начала проявляться шизофрения. Я не могу сказать, когда точно это случилось, в какой именно момент случился надлом. Странные и острые приступы были уже в первые годы жизни дочки. Муж говорил непонятные вещи, собирался уйти из дома, но не знал, куда и зачем. Я чётко помню, что сразу подумала, что нужно вызвать скорую помощь и положить его в больницу.

Я не могу сказать, что мне было страшно, но мне было очень жаль его.

После приступов ему поставили диагноз острое полиморфное психотическое расстройство. Обычно это говорят всем, кто слышит голоса или видит галлюцинации. Такое расстройство быстро проходит, но пациента наблюдают, проводят тесты у психолога. Чтобы поставить диагноз, врачам понадобилось около пяти лет.

Главной сложностью лечения является то, что у препаратов есть побочный эффект и люди их бросают. В такие моменты они чувствуют легкость, появляется хорошее настроение, складывается впечатления, что без таблеток лучше. Но шизофрения требует постоянной терапии. Состояние человека раскачивается, радость сложно контролировать  и ты начинаешь совершать странные поступки. После второго подобного приступа муж понял, что лечиться надо.

Все родственники и друзья знали о диагнозе. Кто-то постоянно жалел и причитал, ведь «такой молодой парень», но никто не боялся и не перестал общаться из-за этого. Его мама решила, что надо поставить на жизни крест, единственный ребенок в тяжелом состоянии, но все было хорошо.

Лечение и отношение окружения к нему

Когда мы в первый раз прибегли к помощи врачей, то столкнулись с непониманием знакомых. Отношение к больнице у нас в городе такое, что вроде туда не за помощью обращаются, а в целях наказания. У нас вообще мало кто говорит о психических заболеваниях, а то, что неизвестно, всегда пугает.

Мы не распространялись о заболевании — знали только близкие. Это делалось для того, чтобы не пострадал наш ребенок. Самой дочке мы все рассказали еще в детстве. Объясняли, что у папы проблемы с настроением, он может лежать в больнице и находиться там долго. Рассказывали, что если она хочет это с кем-то обсудить, лучше поговорить с нами.

Она уже взрослая, ей 11, и к болезни она относится спокойно, воспринимает как факт. Мы даже можем пошутить на этот счет. Однажды мы смотрели сериал про детектива с шизофренией, и дочка говорит: «Папа, смотри, дядя прям как ты, только ты не детектив».

Я стараюсь не быть зависимой от болезни мужа, не контролирую его, хотя очень переживаю, если он жалуется на свое состояние. Но я переживала бы так же, если бы он простудился или отравился.

Есть такое понятие «созависимость» — когда человек контролирует болеющего родственника, следит за приёмом лекарств, даже подливает их в еду. В таких семьях не бывает спокойной атмосферы, это очень угнетает и забирает кучу душевных ресурсов. Сначала я пыталась спрашивать: «Сделал укол? Съел таблетки?» — а потом пришла к выводу, что это его болезнь, и если он не будет лечиться, последствия будут у него.

Я всегда пыталась относиться к болезни муже спокойно, больше всего боялась, чтоб это не передалось ребенку. Но со временем и этот страх ушел. Мне главное, что бы у мужа было стабильное и спокойное состояния, он принимал лекарства и чувствовал минимальную «побочку».

Все происходит так, как ты к этому относишься: если воспринимать как трагедию, то так и будет, но если воспринимать расстройство, как нечто, что доставляет неудобство, но с чем можно справиться, то все будет хорошо. Да, шизофрения не лечится. Но диабет, например, тоже, и диабетики каждый день колют себе инсулин. Переживать из-за этого каждый день нет никакого смысла.

Бывает, что люди очень страдают из-за расстройства близких, посвящают больному родственнику всю жизнь, забывая про себя.  Такая жизнь тяжёлая, часто подобные семьи замыкаются или закрываются в себе. Когда человек живёт только переживаниями о своём больном родственнике, то может запросто получить депрессию или травматическое расстройство. Мы же ведём обычную семейную жизнь: муж трудится на двух работах, мы воспитываем дочь, ездим на море, ходим в кино, в бары.

Важно, чтобы партнёры обсуждали заболевание. Кто-то готов лечиться, кто-то нет. В обострении человек чувствует себя особенным, ему это нравится, и он не хочет лишаться этого чувства. Готовы ли вы жить с таким человеком? Также я бы посоветовала взвесить финансовые возможности: возможно, партнёр продолжительное время будет нетрудоспособным. Нужно взвешивать свои силы, быть честным по отношению к себе и к партнёру. Ни в коем случае не класть жизнь на алтарь болезни, не делать её центром своей жизни, не пытаться быть спасителем или героем.

Когда я ходила навещать мужа в психиатрическую больницу, то была единственной женой, к остальным ходили мамы и бабушки.

Поделиться