17.07.2018 1980
Молодая семья рассказала о том, что нужно знать, чтобы пережить рак
Молодая семья о том, как пережить рак вместе.
Что такое любовь? Она вообще существует? Как найти такую, как в фильмах: ради которой затевают войны, про которую пишут песни? Найти нужного человека очень сложно. Удержать его еще сложнее. Нужно постоянно работать. Над собой, над отношениями — строить их кирпичик за кирпичиком, подбирая при этом хороший раствор, чтобы они плотно ложились.
Сегодняшнее интервью о работе над собой, о настоящей любви, которая проверилась не только 10 годами семейной жизни, но и периодом, от которого многие распадаются.
Эта история научит ценить жизнь, близких людей, ведь, увы, никто не знает сколько времени осталось. Может быть час, может быть день, или месяц, или 50 лет. Этим и прекрасна жизнь, что не знаешь когда будет финиш! Она научит любить сильнее, ведь любовь лечит от всего, дает веру —  в себя и  в другого человека. Ради нее хочется просыпаться по утрам. Но главное — не забывать об этом спустя годы. Не забывать, гонясь за работой. Ведь работа — это второстепенное. Она не будет держать тебя в больнице за руку и, смотря в глаза, говорить «Все будет хорошо!». Работа не будет звонить и спрашивать «Ну, как ты себя чувствуешь?».
Всегда нужно правильно расставлять приоритеты. И, в любом случае, любимый человек — это твоя семья. И она должна быть выше всех! Вас ждет история чертовски сильного мужчины и чертовски мудрой женщины.
«НовостнОЙ!» говорит с Константином и Юлией о том, как сложный диагноз изменил жизнь, как поддержать человека, который болеет, и что нужно знать, чтобы победить рак.   

«Я демонстративно не оказывала внимания ему. Он мне не понравился. Мне хотелось его как-то позлить».

Константин: Мы встретились в журналистской тусовке. Я уже на тот момент в журналистике был давно: тогда был сайт «Забор» и мы делали обзор прессы. В то время было популярное издание «Остров свободы» (они стали известными потому что осваивали много новых стилей), где и работала Юля. И тогда, находясь в этой тусовке, мы с Юлей впервые встретились. Это было  на пляже: мы играли в теннис. Мне она сразу понравилась.

Юлия: Ну еще бы. Когда все обсуждали обзор прессы, я сидела, молчала и смотрела на звезды. Мне вообще не нравилось, что к нему было очень много внимания, и я демонстративно не оказывала внимания ему. Он мне не понравился. Мне хотелось его как-то позлить.

Константин: Мы как-то так продолжили общаться этой же тусовкой. Я искал повод прийти в «Остров свободы», на самом деле, чтоб увидеть Юлю. Потом как-то вместе ходили на пляж.

Юлия: Как-то мы собрались этой же тусовкой и Костя опаздывал на встречу. Я сижу и понимаю, что мне скучно. Они все о чем-то разговаривают, а я думаю, почему он не пришел. Всегда приходил, а тут нет. Позже Костя-таки пришел, и у меня, наверное, впервые в сердце что-то ёкнуло. Познакомились мы с Костей 26 июля 2006 года. Мы пересекались с ним два месяца, потом начали ходить вместе отдыхать, а через полгода уже жили вместе. В день знакомства, но уже в 2008, мы поженились.

Диагноз и первый этап лечения

Константин: Все началось с того, что я лечил зубы. Меня, по большому счету, ничего не беспокоило. Я активно занимался спортом, ходил в спорт зал и был довольно спортивным молодым человеком. Меня всегда смущало то, что я плохо набираю мышечную массу. Когда мне полечили зубы, сказали, что нужно пропить пробиотики. Я поинтересовался, могу ли я вместо пробиотиков выпить экологически полезный кефир? Врачи дали добро и я пропивал этот кефир. Но что-то пошло не так —  я сильно полюбил комнату для мальчиков. Я очень быстро начал терять вес. Буквально за неделю я потерял 10 кг. Я очень испугался и начал обзванивать знакомых врачей. Они мне сказали, что все нормально, это просто дисбактериоз. Надо пропить антибиотики и все наладится. Вроде бы так и случилось. Я вернул свой прежний вес, но все равно чувствовал что-то не то.

Юлия: Мы все равно продолжали ходить по врачам и спрашивать. В интернете вбивали симптоматику и читали ответ. После — шли сдавали анализы и проверяли то или иное. После очередных результатов анализов наш врач предположил, что у Кости рак щитовидной железы. Но, слава Богу, после УЗИ диагноз не подтвердился. Были небольшие проблемы, но их можно было решить таблетками.

Константин: Стали лечить щитовитку и я начал чувствовать себя лучше, но вся симптоматика не пропала. За это время мы сменили троих гастроэнтерологов, потом пошли к обычному врачу и он назначил эндоскопическое обследование с вопросом «А почему ведущие гастроэнтерологи его вам до сих пор не назначили?».

«Я сразу вбил диагноз в Интернете и у меня задрожали руки».

Я прошел эту процедуру и благодаря ей у меня обнаружили опухоль. Нам сразу же дали направление в онкологию. И взяли гистологию — это кусочек ткани, для обследования. Две недели ее обследовали и позвали к себе за результатом. Я пришел, мне дали бумажку и ничего не сказали. На бумажке было написано «Карцинома». Я сразу вбил диагноз в Интернете и у меня задрожали руки. Мы в тот же день поехали в онкодиспансер: там специалисты посмотрели гистологию и подтвердили диагноз.

«Каждый назначал лечение на месяц со словами «Оно поможет!» Мы потеряли полгода».

Юлия: В феврале у Кости начались недомогания и мы начали искать ответы на вопросы. В апреле — лечили щитовитку. В мае, июне и июле — ходили по гастроэнтерологам.  Каждый назначал лечение на месяц со словами «Оно поможет»! Мы потеряли полгода.

«Я всегда старался поддерживать свое здоровье на уровне. Я и подумать не мог, что у меня может быть рак».

Константин: После того, как я узнал диагноз, у меня была паника. Меня Юля вообще называет самым осторожным человеком. Чуть что — я сразу бегу и сдаю анализы, прохожу обследование. То есть, всегда старался поддерживать свое здоровье на уровне. Я и подумать не мог, что у меня может быть рак.

Юлия: Перед тем, как Костя начал требовать эндоскопическое обследование, я постоянно читала разные сайты. И наткнулась случайно на форум, где люди обсуждали синдром раздраженного кишечника. Наткнулась на сообщение парня, который написал, что с такими симптомами у него обнаружили рак. Но спустя год. То есть, целый год лечили ему этот синдром раздраженного кишечника, но становилось хуже. Сделали обследование и увидели метастазы в легких, печени. Последние слова в сообщении были «Я потерял время, и пишу это для того, чтобы больше никто не допустил моих ошибок». Я увидела дату этого сообщения и поняла, что парня того в живых уже нет. Сразу же позвонила Косте и рассказала это. Надо было уже действовать, тянуть было некуда, ведь симптомы совпадали.

«Я четко знала, что не должна впадать в то состояние, в котором была. Паника и депрессия ничем не помогут».

История этого парня помогла нам избежать катастрофы. Вы знаете, в 2014 году от онкологии у меня умер отец. В 2015 от рака умерла и тетя. Когда 2017 году онкологию диагностировали Косте, я вспомнила свое состояние когда болел папа и четко знала, что я не должна впадать в то состояние, в котором была. Паника и депрессия ничем не помогут. Я знала одно: моему мужу предстоит длительный путь, тогда мы еще и не знали, какой, но нам его пройти надо вместе.

Отношение к ситуации

Конечно я волновалась, плакала пока его не было, но как только он приходил я улыбалась, оказывала поддержку. Говорят, что жизнь делиться на «до» и «после», наверное, это так. Только у каждого это «до» и «после» разное и каждый делает свои выводы. Я очень восхищалась выдержкой Кости. Он был таким спокойным и трезвым на ум, хотя я и представить себе не могу, что у него было на душе в этот момент.

«Много людей писало, что болели и знают кое-что об этом, а я и подумать не мог, что они болели этим».

Константин: Я написал пост в сети и на форуме, что вот такое произошло. Была очень большая поддержка. Я очень благодарен людям, что они оказали поддержку. На онкологию всегда больше реагируют люди, которые сталкивались с ней сами, или их родные и близкие. Много людей писало, что болели и знают кое-что об этом, а я и подумать не мог, что они болели этим. В диспансере нам врач сказал, что нужно делать операцию, а перед ней обязательно химиотерапию и возможно облучение. Но мы уже знали, что облучатель, который стоит в диспансере, не очень надежный — он устаревшего образца. И нам посоветовали ехать в Киев. Помогли выйти на нужных врачей. Обзвонили друзей, нам помогли найти жилье. На третий день после объявления диагноза мы были уже в Киеве.

Юлия: Я помню, что на прямые поезда до Киева билетов не было, и мы поехали на электричке до Харькова. У нас было время между электричками и мы решили прогуляться. Сели так на лавочку и я сказала, что мы всегда хотели попасть и в Киев и в Харьков, но что-то откладывали и откладывали. А тут сразу и в Харьков, и в Киев (смеется). Мы пришли к выводу, что нужно мечтать правильно! Нужно было планировать « Я хочу поехать туда-то ОТДОХНУТЬ!» (смеется).

Константин: Мы приехали в Киев к тому врачу, которого нам посоветовали, а его не оказалось на месте. Нас направили к другому: он посмотрел результаты компьютерной томографии, где уже были видны метастазы в близлежащих лимфатических узлах. Один лимфоузел, в районе солнечного сплетения, был затемнен, и врач предположил, что нужно срочно делать операцию, ведь все может очень быстро распространиться.

«Все будет впорядке, от такого не умирают».

В онкологии есть такой термин «протокол». То есть, успешное лечение. По протоколу мне должны сделать химиотерапию, облучения, а потом операцию. Это советовали нам и большинство врачей. Но наш врач сказал « Мы провели консилиум, они за стандартное лечение, а я — за другое, но решать вам. Я могу сделать операцию без облучений, хоть завтра»! Другой же врач говорит: «Облучение и химиотерапия должны быть! У вас это уже в крови. Если даже вам и сделают операцию, все вырежут, то после операцию сразу нельзя будет делать химиотерапию, потому что организм просто этого не выдержит. Нужно будет период на адаптацию. Где-то 2 недели. За это время все усугубится и спасти вас уже будет невозможно, ибо пойдут метастазы! Решать вам!» Я к нему прислушался и пошел дальше по врачам. Еще один врач сказал, что знакомому делали подобную операцию, и он через месяц уже бегал. Он тогда сказал, что все будет впорядке, от такого не умирают. И эта фраза была для меня как глоток кислорода! Хотя, на самом деле, я слышал ее еще раз. После того, как я опубликовал пост в сети, мне много кто писал. Однажды мне позвонила одна девочка со словами «Ты меня наверное не помнишь, тебе из-за меня сломали челюсть!». Я как бы сразу ее вспомнил, мне же челюсть не часто ломали (смеется). Как-то раз мы с товарищем провожали двух девочек, это, естественно, было еще до встречи с Юлей, и к нам пристали три спортсмена со словами «вы не будете провожать этих девочек!». Я как-то обернулся и понял, что моего товарища уже нет. Ну и мы подрались. Хотя это сложно назвать дракой, трое на одного — это вообще не то (смеется). Ну, и мне там сломали челюсть. Мы как-то больше и не общались с этой девочкой, а тут она увидела у меня пост в «Фейсбуке» и позвонила. Оказывается она стала онкологом — муж и тесть у нее тоже онкологи. «Они как раз специалисты в твоей области», — сообщила мне девочка. Она много чего говорила и советовала, но одно мне точно помогло: «ОТ ЭТОГО НЕ УМИРАЮТ!». К счастью, у нас такое лечат. Она нам помогла попасть в институт рака: мы пришли туда и нам сказали, что будут меня облучать! Я прошел курс химиотерапии и мне сделали операцию. Врачи сказали, что надо обязательно проходить химиотерапию, а потом нужно делать повторную операцию.

«Девушка, вам муж просил передать, что он пришел в себя, все хорошо».

Юлия: Операция длилась 5 часов. Я не могла сидеть: ходила по ступенькам туда- сюда, чтоб бороться со стрессом. Я очень сильно волновалась за исход операции. И когда вышел врач, я подбежала к нему с молящими глазами, мол, скажите мне , что все прошло хорошо. И он начал улыбаться. Я выдохнула, значит, все хорошо. Позже мне позвонили с реанимации со словами «Девушка, вам муж просил передать, что он пришел в себя, все хорошо». Уже тогда у меня было такое облегчение. Сейчас же мы прошли обследование, которое показало, что признаков этой болезни нет. Но, к сожалению, никто не может давать гарантии, что она не вернется .

Жизнь после операции

«Я всех простил и стало еще легче».

Константин: Мы сдавали онкомаркеры и один из них был завышен. Но, к счастью такое бывает и, по большому счету, ничего страшного. Просто это от химиотерапии. Ведь от нее начинают сильно слабеть все органы. Это все можно исправить. Когда, по большому счету, все закончилось, я почувствовал радость. Почувствовал, что надо жить дальше. Знаете, есть у врачей такое мнение, что причина рака — это обида. Мы с Юлей ходили на медитации, и было задание простить всех своих врагов, представляя их. Для меня это стало настоящей проблемой, было очень тяжело, но у меня вышло. Я всех простил и стало еще легче.

«Нужно просто любить человека. Любить его и его недостатки».

Юлия: Я вот после всего этого поняла, что нужно просто любить человека. Любить его и его недостатки. Хотя даже не так. Нужно воспринимать его недостатки как часть его личности. Хоть и прошло уже 10 лет, но нам есть к чему стремится и куда расти. В моей жизни стало больше любви. И не только больше любви к мужу, а и к миру, к людям. Это то, что я искала и что постоянно стараюсь в себе взращивать! Это тепло можно давать не только своей семье, но и всем людям.

Константин: Я же понял, что у меня есть не только работа, но и семья с друзьями. Если раньше Юля предлагала куда-то поехать, я отказывался, мол, много работы, то сейчас я говорю «Давай!». Мы, кстати, перешли на здоровую пищу. Я практически перестал есть сахар, мясо. Не то, что мы стали вегетарианцами, нет, просто организм пока что этого не хочет. Я сейчас занимаюсь спортом. Хожу с сыном на турники. Побил свой личный рекорд — подтянулся 17 раз. Сына это тоже мотивирует, он подтягивается уже 5 раз. Сегодня мерялись уже бицепсами, у сына, конечно, больше (смеется).

Поделиться